Сорок шагов к финансовому тоталитаризму или что нас ждет в случае введения в россии 40 новых рекомендаций fatf

В стане силовиков, которых все должны бояться, намечается пополнение. Новым серьезным игроком на силовом рынке может стать ранее ничем не проявивший себя Комитет по финансовому мониторингу (КФМ), учрежденный в конце 2001 года назад в ответ на требования международных организаций политического давления (вроде FATF, OECD и пр.) о создании в России специального органа по борьбе с отмыванием денег.

За последние два года КФМ так и не удалось превратиться в реальную силовую структуру, влияющую на экономические процессы. Сейчас это своего рода околосиловой Госкомстат, собирающий сведения о финансовых операциях и пытающийся решить, что с этими сведениями делать.

На выручку ждущему своего звездного часа Комитету пришла международная структура под названием FATF, известная тем, что последние несколько лет она навязывает независимым государствам разные нововведения в законодательстве, а если они противятся – зовет на помощь свою политическую крышу в лице Соединенных Штатов и прочих стран, решивших через борьбу с отмыванием денег подчинить своему контролю общемировые финансовые потоки.

20 июня 2003 года в дополнение к опубликованным ранее 40 Рекомендациям, FATF обнародовала 40 новых требований, выполнение которых гарантирует ее милость. Получив документ, КФМ начал спешно готовить поправки в российское законодательство, имплементирующие эти Рекомендации.

Недавно первый пакет поправок был внесен на согласование в Правительство.

Почему так старается Комитет? Дело в том, что внедрение в законодательство 40 новых рекомендаций FATF способно превратить КФМ в орган, через призму своих полномочий контролирующий все финансовые потоки в стране, и по «крышеспособности» уступающий только ФСБ.

Так что КФМу есть за что бороться, а нам с вами есть о чем задуматься.

Для своих дорогих читателей мы предлагаем в этой статье анализ, к чему приведет введение в России каждой из новых сорока Рекомендаций FATF. Не думаю, что можно сейчас что-то сделать, чтобы этому помешать, но чем раньше узнаешь о несчастье, тем старательнее сможешь к нему подготовиться.

Forewarned is forearmed. Итак, постатейный анализ наиболее важных положений каждой Рекомендации, а также ответы на вопрос «как защититься?» по каждой из них.

Рекомендация 1 требует распространить состав преступления «отмывание денег» на доходы от самого широкого спектра преступлений.

В настоящее время состав статьи 174 УК («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем») распространяется на любые преступления, доход от которых превышает 2,000 минимальных окладов, кроме предусмотренных следующими статьями УК:

Статья 193. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте

Статья 194. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица

Статья 198. Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды

Статья 199. Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации

В своем докладе от 20 июня 2003 года («Ежегодный доклад 2002-2003») FATF указал, что России следует убрать из Уголовного кодекса положение о распространении уголовного состава на преступления с доходом более 2000 минимальных окладов (пункты 61 и 83 Доклада).

Александр Сокуров — Кирилл Серебренников «Тоталитаризм»




Чем это грозит? Неоднократно отмечалось, что любой «экономический» состав почти неизбежно тянет за собой довесок в виде «отмывочного» состава.

Любая банковская проводка или наличная операция с деньгами или имуществом, по операциям с которыми возбуждено уголовное дело, может тянуть за собой обвинение в отмывании незаконно добытого имущества. В российской действительности такой довесок является мощным оружием в борьбе за передел собственности: если обвинить противника еще и в отмывании денег (дополнительные несколько тысяч привлеченному админресурсу плюс написать само дело), то можно легко идти в московское бюро Интерпола и лоббировать направление запросов во все места, где предполагается наличие иностранных активов жертвы: внимание к ним со стороны зарубежных силовиков обеспечено.

Состав «отмывание денег» открывает многие двери.

Теперь это оружие (статьи 174 и 174.1) хотят сделать оружием массового поражения: отмывочный состав будут довешивать даже на мелочные обвинения (на сумму менее 2000 окладов). Соответствующую поправку КФМ уже подготовил.

Как защититься? Никак. Если кто-то «занесет» за возбуждение против вас уголовного дела, придется отбиваться.

Комбинация компетентного адвоката и финансовой поддержки, в принципе, — универсальное оборонительное средство, но сделать так, чтобы дело вообще не было возбуждено, невозможно.

Разве что стать Народным депутатом или Президентом.

Рекомендация 2 требует облегчить доказывание вины по составу «отмывание денег» тем, что при определении, действовал ли обвиняемый в отмывании умышленно, считать анализ «объективных фактических обстоятельств» достаточным доказательством вины.

Введение этого положения торпедирует базовый принцип уголовного права – презумпцию невиновности и по сути разрешает «натягивать» ситуацию на уголовный состав там, где прямых доказательств вины (умысла) нет. Например, если лицо (скажем, продавец антиквариата) заявляет в свою защиту, что не знало о преступном происхождении средств, то оно все равно будет признано виновным на том основании, что следствию кажется из косвенных материалов дела, что это лицо действовало так, как будто оно знало о преступном источнике денег.

Любых банкиров, которые, как известно, любят поиграть в игру «Что-за-фирма-открыла-у-нас-счет-не-знаю, почему-через-нее-обналичили-миллиард-не-пойму, кто-за-это-получил-один-процент-не-могу-догадаться», можно теперь и при наличии интереса в этом одном проценте, и без оного, привлечь к ответственности по статье 174. Раньше банкирам приходилось «решать вопросы» с проверками Центробанка, Налоговой полиции и ИМНС, теперь придется работать еще и с проверяющими из КФМ, причем у КФМовцев в арсенале будет уголовно-правовое оружие большей силы, чем у поименованных выше организаций.

Как защититься? В ситуациях, когда вам могут инкриминировать отмывание на основании косвенных улик, необходимо заранее подготовить документы, свидетельствующие о том, что вы проявили всю должную бдительность для проверки чистоты средств и имели все разумные основания полагать, что совершаете операцию с чистыми деньгами.

Рекомендация 3 требует законодательно предусмотреть возможность конфискации легализованного имущества, доходов от легализации, инструментов (средств), которые были использованы или которые намеревались (!) использовать для отмывания денег, либо имущества аналогичной стоимости (!!).

Доходы от легализации и инструменты (средства) легализации могут быть конфискованы без обвинительного приговора суда (!!!), либо будет предусмотрено, что обвиняемый должен сам доказать законное происхождение средств, которые подлежат конфискации, чтобы избежать конфискации.

Это одна из наиболее одиозных рекомендаций. Полностью нарушается принцип презумпции невиновности (что стоит только то, что обвиняемый должен сам доказать, что его имущество приобретено законно!).

По сути дела, и это не натяжка, с принятием таких поправок в законодательство изобретается новый инструмент отъема частной собственности без суда, и КФМ становится органом, с помощью которого осуществляется такой передел собственности. Пока в России столь же одиозными полномочиями в части решения судьбы чужой собственности обладает только ФСФО, и все мы за последние годы увидели, к чему это привело.

При введении в действие этой Рекомендации КФМ сможет конфисковывать банки, брокерские компании, страховые фирмы и так далее. Любые деньги, которые хотя бы однажды прошли через обналичку или «серую» фирму, могут также быть конфискованы.

Как защититься? Свернуть бизнес и уехать далеко-далеко.

В России любое имущество можно признать связанным с легализацией чего-нибудь.

Наиболее подходящая Вам статья…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: